igor_reyf (igor_reyf) wrote,
igor_reyf
igor_reyf

Category:

Кто он был, генерал Григоренко.

Если попросить сегодня кого-то из молодых назвать кого-нибудь из диссидентов советского времени, то это будут скорее всего Солженицын, Сахаров или Буковский. О генерале Григоренко, как и о многих других правозащитниках  1960-70-х гг., помнят, увы, немногие. А, между тем, сходство и преемственность между теми и нынешними видна даже не вооруженному глазу. Пикеты перед зданиями судов, где рассматривались дела их товарищей; малочисленные демонстрации в День политзаключенного на Пушкинской площади; задержания «за нарушение общественного порядка»; оповещения «по цепочке» о  случаях преследования по политическим мотивам и требование: «Соблюдайте свою Конституцию!» – все это было уже тогда. Правда, тех была горстка, исчисляемая десятками, максимум сотнями, тогда как сегодняшних – десятки и сотни тысяч. И еще: в распоряжении тех были только пишущие машинки и десяток  «слепых» копий, отстуканных на папиросной бумаге, а в распоряжении нынешних компьютеры и интернет. Впрочем, лучше поэта (хоть и в стихах, написанных по другому поводу) все равно не скажешь:

Но кровь одна, и вы – родные братья,

И не в долгу у старших младший брат...

Об одном из таких «старших братьев», генерале, участнике войны Петре Григорьевиче Григоренко хотелось бы напомнить сегодня ровесникам перестройки. В том числе, устами его друзей и единомышленников. «Каждый диссидент-правозащитник, – писал Юрий Орлов, – был костью в пропагандистском горле советской системы, но Григоренко  был кость особая. Его влияние на людей – а с ним сталкивалось исключительно много народа на всех уровнях общества – вытекало из его «простого» происхождения,  генеральского положения, его богатой биографии как ветерана войны и общительного характера. Все это привлекало к нему людей разного толка и самых разных убеждений. В отличие от многих других правозащитников, он ни в коей мере не был далек от народа. Отсюда особая реакция режима на появление в оппозиции генерала Григоренко».

А это из воспоминаний Сергея Ковалева. «Каким образом выпускник Академии Генштаба, элитный генерал, преподаватель Академии им. Фрунзе превратился в одного из самых известных правозащитников? В середине 1990-х годов мне пришлось много общаться с советскими генералами, и, боже мой, сколько среди них оказалось лгунов, трусов, людей, больше всего на свете дорожащих не своим именем, а своей карьерой! Были, впрочем, и счастливые исключения, но, увы, именно исключения. <…> Я узнал Петра Григорьевича уже тогда, когда с его военной и партийной карьерой было покончено, а громкая диссидентская слава еще не пришла к нему в полной мере. 9 октября 1968 года. Во дворике около здания районного суда на Серебрянической набережной толпа. Судят участников демонстрации на Красной площади 25 августа – отчаянного протеста против вторжения советской армии в Чехословакию, но в зал никого, кроме специально подобранной публики, не пускают. До этого момента я не соприкасался плотно с тем кругом, в котором зародилосьь правозащитное движение, однако этого человека  заметил сразу – его нельзя было не заметить. Он опирался на внушительную трость, и сам был необычайно внушителен: пожилой, высокий, мощный, с уверенными и твердыми манерами, он сразу бросался в глаза среди разношерстной толпы московских интеллигентов, густо прослоенной оперативниками КГБ.

Кто-то подвел меня к нему и представил нас друг другу. Я кое-что слышал и раньше об опальном генерал-майоре, отсидевшем несколько месяцев в психбольнице и разжалованном в рядовые за попытку создания подпольного «Союза борьбы за возрождение ленинизма». Вместе мы отправились к какому-то должностному лицу объясняться: суд открытый, почему же в зал не пускают публику? Разговор, конечно, получился пустой: подумаешь – хулиганов судят. Но после этого мы почувствовали себя как бы уже близкими знакомыми и даже единомышленниками».

Конец 1960-х годов принято считать «золотым веком» диссидентского движения, его периодом «бури и натиска». Никто никого не агитировал, люди приходили сами,  и те, кто вливался в эти ряды, подобно нынешним, уже ничего  не боялись. Но и власти не сидели сложа руки, отвечая на каждую правозащитную акцию акциями репрессивными. Длинен этот печальный список, в известной мере и мартиролог.  Некоторые, как Юрий Галансков и Анатолий Марченко, так и не вышли из зоны – умерли в лагере. Другие вышли неизлечимо больные. Третьи, не выдержав страшного психического напряжения, покончили с собой. Григоренко арестовали в мае 1969 года в Ташкенте, куда он приехал на процесс над активистами крымско-татарского движения, добивавшимися права на возвращение своих соплеменников на землю предков, откуда они были депортированы Сталиным. А после этого новый суд и новая судебно-психиатрическая экспертиза, вынесшая угодный властям вердикт: невменяем. После чего  5 лет пребывания в психушке, из них 3,5 года в одной из самых страшных – в Черняховской, под Калиниградом. А затем – лишение  советского гражданства в момент пребывания у сына в Нью-Йорке, куда он приехал для хирургического лечения, годы эмиграции и смерть на чужбине.

«Уроки Григоренко, – говорится в предисловии Леонида Млечина  к книге «Мятежный генерал», – сегодня все так же актуальны, как и в советские времена. Но учат они только тому, что свой выбор каждый осуществялет сам. Жить как все, мириться с торжествующей ложью и несправедливостью или наперекор всему отстаивать свои собственные принципы и убеждения? Выбор, от которого зависит судьба. Но никто не вправе требовать от человека решения, которое может осложнить всю его дальнейшую жизнь. Есть только пример. А уж следовать ему или нет, это дело каждого»."

Материалы из сборника "Мятежный генерал", выложенные в Интернете:

 На сайте Владимира Леви:

Мятежный генерал Дайджест по материалам сборника, посвященного памяти П. Г. Григоренко.

Предисловие Леонида Млечина Гражданский пример генерала Григоренко

 Сергей Ковалев «Событием был он сам»  (Вступительная статья к  русскому изданию мемуаров П.Г. Григоренко  «В подполье можно встретить только крыс..»)

На сайте библиотеки Александра Белоусенко:

Здесь вы можете прочитать биографию Петра Григоренко, познакомиться с его мемуарами и публицистикой, выходившей в самиздате.

Особое внимание хотелось бы обратить на очерк Эд.Поляновского "Мятежный генерал", давшего название и всей книге.

Наконец, на сайте журнала "Вестник Европы"2009 # 25-26 опубликован мой очерк "Каждый прозревает в одиночку", посвященный памяти П.Григоренко

Tags: генерал Григоренко, правозащитное движение 1960-70-гг.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments